Самара Понедельник, 22 июля
Общество, 12.06.2024 13:00

«Вдохновение, как удар хлыста»: писательница Катя Качур приоткрыла тайну, где её поджидает Муза и кто такая Эпоха

Писательница Катя Качур родилась и выросла в Самаре, неожиданно для себя получила образование биолога, а потом следы доверчивых лис привели её к написанию новой книги. Специально для «Блокнота» Катя рассказала о вдохновении, о самарском детстве и о новых героях.

– Расскажите о своем детстве. Кто ваши родители?

– Я родилась в Самаре (тогда еще – Куйбышев) в инженерно-научной семье. Мама всю жизнь работала в проектном институте на железной дороге инженером-электриком. Папа – один из тех, кто осваивал первые поколения ЭВМ в России и вместе с соратниками создал компанию «НПЦ ИНФОТРАНС», где работает по сей день. У меня есть старший брат – врач, и я с раннего детства была уверена, что расту в самой счастливой семье на свете. Это чувство не покидает меня до сих пор. Мама с папой для меня – атланты, которые держат небо над моей головой.  Они всегда поддерживали мои решения, даже самые безумные и рискованные. Одно из них – стать писателем. Об этом своим родителям я заявила еще в раннем детстве – года в три. Забралась на стул и сообщила: «Буду писать». И мама, помню, вздохнула и ответила: «Ну что ж, прокормим…» Тогда я, действительно, сочиняла  рассказики и стишки, и папа записывал их за мной в тонкую зеленую тетрадь с гимном Советского Союза на обложке. Она до сих пор где-то валяется.

Писательница Катя Качур в детстве
Писательница Катя Качур в детстве

Правда, на ближайшие 45 лет я подзабыла о своём детском заявлении. Точнее, писала я всю жизнь, но в другом формате. Более 20 лет я посвятила телевизионной журналистике, 12 из них проработала на Первом канале. Потом семья, ребёнок, постоянно какая-то гонка, и, наконец, в один прекрасный момент я села и написала свой первый роман – «Капля духов в открытую рану». С этого всё и началось.

Родители Кати Качур – Галина Кузьминична и Валерий Иосифович Качуры
Родители Кати Качур – Галина Кузьминична и Валерий Иосифович Качуры

– Вы биолог по образованию, работали журналистом. Как вы прошли такой путь от науки к написанию книг?

– Да, я биолог по образованию. Но мои институты – это отдельная история. Именно студенчество было, как мне долго потом казалось, самым бесполезным временем в жизни. Ну просто потому, что по окончании школы я вообще не понимала, куда мне поступать, что мне нравится, чем бы я хотела заниматься. Точнее, я знала, что хочу быть актрисой, режиссёром, журналистом, но ни одного из этих факультетов в Самаре на тот момент не было. И я совершенно рандомно вслед за мальчиком из параллельного класса, с которым у нас на выпускном вечере случился роман (даже не помню его имени), пошла на биологический факультет Самарского государственного университета. И ужас заключался в том, что я поступила, а он – нет. И больше мы с ним не виделись. А мне пришлось пять лет изучать анатомию, физиологию животных – от простейших до млекопитающих. 

Самарская команда телекомпании СКАТ. Примерно 1996-1997 годы
Самарская команда телекомпании СКАТ. Примерно 1996-1997 годы

Я была в шоке. Я вообще не понимала, что я там делаю. Потому что зверей я любила, а там их надо было препарировать. И то, чем я занималась в университете, наукой было назвать сложно. По окончании вуза я точно решила, что не буду работать по специальности, и пару месяцев болталась без дела. Пока мама не увидела по телевизору в местных новостях бегущую строку о том, что в информационную программу требуются корреспонденты. Вот так просто – словно грузчики или уборщицы. На дворе стоял 1996 год. Я пошла. Это оказалась телекомпания СКАТ, программа СТВ. Претендентов было много, но после нескольких месяцев стажировки осталось двое – я и моя близкая подруга Ира Косицына (он впоследствии стала блестящим журналистом и умерла от страшной болезни). 

Катя Качур на Северном полюсе, 2002 год
Катя Качур на Северном полюсе, 2002 год

После СКАТа я была ведущим и репортёром в телекомпании «Будни», а затем на ГТРК «Самара» – под  руководством Александра Князева. Прекрасные годы и прекрасные люди, вспоминаю их с нежностью и теплотой, со многими дружим и по сей день.  В какой-то момент захотелось большего –  уехала в Москву (до сих пор перед глазами стоит билет в один конец) и большую часть своей жизни проработала на Первом канале. Сначала – спецкором в программе «Доброе утро», потом – после рождения дочери – почти десять лет в «Новостях» и программе «Время». Наверное, это был самый счастливый период моей жизни. Я объездила полмира, включая Северный полюс. Установила там флаг Первого канала вместе с артистами мюзикла «Норд-Ост». За полгода до чудовищного теракта.

Ну а попасть из журналистики в писательство – очень просто. Ты продолжаешь писать, только переходишь в бОльшую форму и обладаешь бОльшей свободой. Вместо репортажа или документального фильма – роман. Или повесть. Или цикл рассказов. Сам себе царь и бог. Но и отвечаешь за свою работу только ты сам. Тут статус и рейтинги канала тебе не помогут. Читатель очень взыскателен. Если что не так – просто отвернется и не купит книгу.

Работа на Первом канале
Работа на Первом канале

– Расскажите о личной жизни.

– С мужем мы прожили почти 15 лет. Он – оператор Первого канала.  Брак был очень счастливым, но всё же распался. Такое бывает. Моей дочери Алисе уже 20 лет. Независимая, неординарная и талантливая девочка. Бунтарка, всегда все делает по-своему. Учится на факультете журналистики, но не факт, что пойдёт по моим стопам. Она прекрасно танцует и уже профессионально ставит номера. Возможно, будет хореографом. Так или иначе, я приму любой её выбор.

С мужем Михаилом Новицким
С мужем Михаилом Новицким

– Что вас вдохновляет?

– Источники вдохновения у меня самые неординарные. Не бабочки, не цветочки и не птички. Обычно, это какой-то удар хлыста. Какой-то шок. Например, толчком к написанию моего первого романа «Капля духов в открытую рану» стала зловонная московская помойка между Петровским переулком и Сретенским бульваром. Бедную мусорку убирали три раза в день, но никакие шампуни и порошки не могли смыть эту вонь. А у меня очень чуткое обоняние, поскольку я долгие годы занимаюсь парфюмерией и имею огромную коллекцию ароматов. Так вот однажды, проходя мимо этой свалки в наивысший момент ее «благоухания», я испытала такое ольфакторное потрясение, что у меня просто одномоментно родился сюжет. Вот прямо завязка – кульминация – развязка.

Дочь Алиса
Дочь Алиса 

Второй роман – «Любимчик Эпохи» окончательно сформировался после страшного сна. В самарском детстве я с семьёй жила в обычном многоэтажном доме. И там, на первом этаже в очень неприятной, грязной квартире проживала сумасшедшая бабка. Страшная, крайне неорганичная в своих движениях, вечно что-то кричащая противным каркающим голосом. Кличка у этой бабки была Эпоха. Она вызывала у меня мистический ужас, я боялась ее до обморока, до мурашек по спине. У старухи не было родственников, и я не знаю, как сложилась ее судьба. Не думаю, что как-то сладко. Наверняка, трагично. Мы переехали в другой район, я вообще перебралась жить в Москву. И давно мечтала написать книгу о любви, ненависти и соперничестве двух братьев, очень жёсткую, психологичную. Но мне не хватало какого-то стержня, на который можно было нанизать сюжет, чтобы он превратился в крутую такую остросюжетную драму, вот прямо до остановки дыхания. И где-то пару-тройку лет назад во сне пришла ко мне самарская бабка Эпоха, села рядышком… И опять, как в детстве, очень сильно меня напугала. Я проснулась в холодном поту и поняла: вот именно тебя мне и не хватало. Так родился роман.

Дочь Алиса в детстве
Дочь Алиса в детстве

Ну, а например, идея моей новой книги «Желчный Ангел», которую я вот-вот завершила, появилась в момент, когда я вышла из общего наркоза после операции. Так что, моя муза поджидает меня в самых нетривиальных местах.

Катя Качур на вручении премии «Дебют Эксмо» за роман «Любимчик Эпохи».
Катя Качур на вручении премии "Дебют Эксмо" за роман "Любимчик Эпохи"

– Расскажите о новой книге «Ген Рафаила».

Поскольку мы говорили о вдохновении, открою секрет, что заставило меня написать роман «Ген Рафаила». Эта книга вышла в конце марта, и за месяц её тираж был распродан полностью. Роман мне особенно дорог, потому что связан как раз с моим незадачливым студенчеством и родной волжской природой. Я уже рассказала, как попала на факультет биологии Самарского госуниверситета. Так вот, с третьего курса я оказалась на кафедре зоологии и начала тропить лисиц в поволжских лесах. Тропить – это ходить по следу на лыжах зимой. Целью было определить поведение лисиц в так называемом «сигнальном биологическом поле». По разному принципу оставлять метки своей жизнедеятельности лисы подразделялись на спокойных и эмоциональных. Среди последних были ещё и доверчивые и агрессивные. Я не помню, в чём была суть моего диплома, но помню, что там было мало научных фактов и много моей фантазии. Я оказалась эмоциональной лисой. Мне поставили пятёрку и всё прекрасно. Но, как человек анализирующий, я думала, а зачем я вообще этим занималась? Кому я принесла пользу? Себе – нет. Науке – нет. И вот, представляете, проходит почти 30 лет, и вдруг я вспоминаю своих лис, вспоминаю, что самые доверчивые из них обладали уникальным геном и что этот ген был ужасен – он противоречил инстинкту самосохранения! И меня осенило, что символически такой ген встречается и у людей тоже! Ген излишней доброты, доверчивости, уязвимости, непрактичности, самопожертвования! Более того, я нахожу научные исследования на этот счёт. И у меня рождается идея романа под названием «Ген Рафаила», где на фоне изучения таких вот лисиц происходят поистине грандиозные события в человеческих судьбах.

На Первом канале
На Первом канале

И, конечно, расскажу о главных героях. Я их обожаю. Это два абсолютно противоположных человека, которые волею судеб оказались под одной крышей, запертыми в глухой российской деревушке, и вынуждены как-то сосуществовать. Причём, это два командира. Он – командир по должности, по погонам, она – по сути, по жизни. Он – генерал полиции в отставке, а она его тёща – сельская учительница литературы. Его зовут – Анатоль, ее – Батутовна. Почему такие странные имена, поймёте, когда прочитаете. Так вот, эти два человека сначала вообще не могут сообразить, зачем им это соседство, и просто физически друг друга истребляют. Но со временем персонажи проходят колоссальный путь от полного неприятия друг друга до той степени преданности, когда за родного человека, за его идеалы можно перегрызть глотку, сесть в тюрьму. А ещё у них есть один на двоих враг – беглый зэк Рафаил. И у этой троицы общее прошлое. Такое, на которое страшно обернуться. Страшно вспомнить. И схватка с этим прошлым в лице Рафаила выводит взаимоотношения героев на совершенно новый уровень. Всё, больше не буду спойлерить. Скажу лишь, что действие происходит в заволжской деревне (хотя и с вымышленным названием), и вы точно узнаете описание самых красивых мест на земле. Мест, где прошло моё детство и юность и откуда я до сих питаю силу. Читайте с удовольствием!

Ранее мы публиковали интервью с самарской писательницей, «мамой» Самарика – Марией Пашининой.

Новости на Блoкнoт-Самара
Катя КачурписательинтервьюГен Рафаилакнигизнаменитости
0
0