Самара Четверг, 25 июля

«Вы заставляете нас летать на гробах»: в 1941 году в Куйбышеве расстреляли лётчика, разозлившего Сталина

В 1975 году именем Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации Рычагова названа улица на севере Москвы, на которой стоял когда то его родной дом. Герой Советского Союза (31.12.1936, Медаль «Золотая Звезда» № 86), два ордена Ленина (25.05.1936, 31.12.1936), три ордена Красного Знамени (18.03.1938, 25.10.1938, 21.05.1940). А покоится он где то в районе современного парка имени Юрия Гагарина или прилегающих к нему жилых кварталов Самары.

В октябре 1941 года в тогда еще Куйбышеве здесь был дачный поселок Барбыш. С многочисленными заросшими оврагами. Вот в каком то из оврагов... Вместе с женой. С майором авиации Марией Петровной Нестеренко, выдающейся лётчицей предвоенных лет. Они всегда хотели иметь детей. Но всегда откладывали со словами «не время сейчас». Шел 41-ый год. Когда их закапывали в одном из оврагов, Рычагову было 30 лет, а его жене Марии Нестеренко 31.

Па́вел Васи́льевич Рычаго́в родился 2 (15) января 1911 год в крестьянской семье в деревне Нижние Лихоборы, поблизости от железнодорожной станции Лихоборы (ныне Москва). В 1928 году окончил школу-семилетку, после чего недолго работал на фабрике упаковщиком. В 1928 же году был призван на срочную службу в Красной армии.

В 1930 году окончил Ленинградскую военно-теоретическую школу лётчиков, а в 1931 году — 2-ю военную школу лётчиков Красного Воздушного Флота в городе Борисоглебске. После окончания авиашколы Павел получил назначение в 109-ю авиационную эскадрилью 36-й истребительной авиационной бригады Украинского военного округа, дислоцированную в Житомире.

В этот период лейтенант Павел Рычагов знакомится с Марией Петровной Нестеренко, которая и становится его женой. На всю оставшуюся недолгую жизнь...

Мария успешно оканчивает Харьковское авиационное училище, а затем Качинскую военную школу летчиков, и становится профессиональным пилотом-истребителем. Младший, старший летчик, начальник службы связи АЭ, командир звена, помощник командира эскадрильи. За личные успехи в овладении боевой техникой и умелое руководство подразделениями была награждена орденами Красной Звезды и Трудового Красного Знамени (1936).

В 1933 году Рычагов стал командиром звена, а через несколько месяцев командиром авиационного отряда. С ноября 1935 года — инструктор авиаэскадрильи высшего пилотажа и воздушной стрельбы 8-й военной школы лётчиков.


В начале 1936 года за успехи в боевой, политической и технической подготовке и подготовку подчинённых старший лейтенант Рычагов был награждён орденом Ленина. Рычагов отпраздновал награду оригинально. Он совершил полет в перевернутом положении всего лишь в 5 метрах над землей! После шоу сослуживцы спросили у него: «не страшно ли?». А гордый Рычагов ответил: «Страшно тому, кто не уверен в своей машине и в самом себе».

В октябре авиаотряд Рычагова в полном составе был отправлен в Испанию.

С ноября 1936 года по февраль 1937 года Рычагов участвовал в Гражданской войне в Испании и был командиром звена, а затем эскадрильи истребителей под псевдонимом «Пабло Паланкар». Рычагов летал на биплане И-15, был ранен, несколько раз его самолёт сбивали, но лётчик спасался благодаря парашюту. Однажды, спасаясь с парашютом, Рычагов приземлился прямо в центре Мадрида...

«Во время спуска над парком Ретиро летчик был ранен в ногу. Экспансивные испанцы приняли его за фашиста, а Павел, как на грех, забыл все испанские слова. Наконец разобрались. Одна сеньорина перевязала ему рану своим платком. Показывая на парашют пилота, один из мальчишек спросил по-испански: «Сувенир?». Рычагов неосторожно повторил за ним это слово, и в мгновение ока шелковое полотнище превратилось в лоскуты. Когда к месту приземления примчалась санитарная машина, врачи перепугались не на шутку: все лицо летчика было в красных и оранжевых пятнах. К счастью, это была не кровь, а следы губной помады, оставленные восхищенными сеньоритами на память «камарада русо». Пилот явно смущен этой встречей. Он просит провести его в Военное министерство, и испанцы на руках отнесли летчика к автомобилю. Через пять минут летчик был в здании министерства. Генерал Миаха и члены Комитета обороны Мадрида аплодируют герою, обнимают его. Он коротко рапортует и просит разрешения сейчас же уехать к себе в часть» (из книги Владимира Конева «Герои без Золотых Звезд. Прокляты и забыты»).

Под Мадридом Рычагов сбил 6 самолётов противника — 5 истребителей и один бомбардировщик. Ещё 14 воздушных побед одержал в группе. 31 декабря 1936 года Рычагову (и ещё 16 военным) присвоено звание Герой Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 86) с формулировкой: «За образцовое выполнение специальных и труднейших заданий Правительства по укреплению оборонной мощи Советского Союза и проявленный в этом деле героизм…».

Под началом Рычагова служил будущий генерал-майор авиации Георгий Захаров, который вспоминал о Рычагове (в книге «Я — истребитель»): «...следовало бы более умело и тактично мотивировать свои решения, но Павел Васильевич никогда не слыл дипломатом. Он жил без оглядки, как и воевал. Так же, подчас без оглядки, относился и к людям. Мы-то прекрасно знали характер нашего командира, поэтому не обижались иной раз на его резкое слово или выговор».

В начале февраля 1937 года Рычагов отозван и вернулся из Испании через Париж. В Москве за подвиги в Испании Рычагову было присвоено воинское звание майор. Он был назначен командиром 65-й истребительной эскадрильи 81-й авиационной бригады. В 1937 году поступил в Военно-воздушную академию им. Н. Е. Жуковского, но учился там недолго из-за новой командировки в Китай. Причем в декабре 1937 года Рычагова избрали депутатом Верховного Совета СССР 1-го созыва.


С декабря 1937 по март 1938 года — старший военный советник по использованию советских лётчиков-добровольцев в Китае во время Японо-Китайской войны и командующий советской авиацией в Китае — под псевдонимом «генерал Баталин».

В декабре 1937 года направлен в качестве советника в Китай для организации боевой деятельности советских летчиков-истребителей против японских захватчиков. По возвращении из Китая в марте 1938 года был назначен командующим ВВС Московского военного округа. В апреле 1938 года ему присваивают звание комбрига, а в мае того же года назначают командующим ВВС и членом Военного совета Приморской группы войск Дальневосточного фронта. На Дальний Восток переводится из Киева и его жена Нестеренко. С этого периода она неразлучна с мужем.


На фото: Мария Нестеренко

В боях у оз. Хасан Рычагов руководил боевыми действиями авиационной группировки. За успешное руководство действиями ВВС в боях у озера Хасан в 1938 году награждён орденом Красного Знамени. С сентября 1938 года — командующий ВВС 1-й отдельной Краснознаменной армии. В феврале 1939 года П.В. Рычагову было присвоено звание комдива (минуя звание полковника). Командуя ВВС 9-й армии, участвовал в Советско-финляндской войне 1939–1940 гг.

В 1938 году Рычагов был принят в члены ВКП(б) без прохождения кандидатского стажа. Рекомендации дали Сталин и Ворошилов.


В 1940 году в возрасте 29 лет Рычагов был назначен на высшие должности Главного управления ВВС РККА: с июня 1940 года — заместитель начальника Главного управления ВВС РККА и получает звание генерал-лейтенанта авиации. В 29 лет! Стремительные шаги по званиям: старший лейтенант (24.12.1935); капитан (1936); майор (1937); комбриг (14.04.1938); комдив (09.02.1939); комкор (11.04.1940); генерал-лейтенант авиации (04.06.1940).

27 июля 1940 года его жена Нестеренко совершила беспосадочный перелёт в составе женского экипажа (первый пилот — капитан М. П. Нестеренко, второй пилот — капитан М. Г. Михалёва, штурман — ст.лейтенант Н. И. Русакова) по маршруту Хабаровск—Львов на самолёте ЦКБ-30 «Украина» (из-за погодных условий самолет посажен был в районе Кирова). Их торжественно встретили, правительственная комиссия признала перелёт выдающимся, в котором экипаж «проявил отвагу и высокое мастерство». 

Так писала о лётчицах «Комсомольская правда» 30 июля 1940 года... Из воспоминаний младшей сестры Марии Михалёвой: «через несколько дней второго пилота «Украины» возили ночью на беседу к Берии. И якобы он, выразив сожаление по поводу незавершённости полёта и невозможности присвоить лётчицам звание Героя Советского Союза, пообещал, что награды всё - таки будут. В разговоре несколько раз спрашивал и о поведении в полёте командира корабля Марии Нестеренко».


Осенью 1940 года Нестеренко уже в звании майора была назначена на должность заместителя командира авиаполка особого назначения.

С июля 1940 года Рычагов— 1-й заместитель Главного управления ВВС РККА, с августа 1940 года назначен начальником Главного управления ВВС РККА.

С февраля по апрель 1941 года — одновременно заместитель народного комиссара обороны СССР по авиации.


Роковую роль в судьбе Рычагова сыграло состоявшееся 9 апреля 1941 года совещание Политбюро ЦК ВКП(б), СНК СССР и руководящего состава наркомата обороны во главе со Сталиным, посвящённое вопросам преодоления аварийности и укрепления дисциплины в авиации. Будучи заместителем Наркома обороны СССР по авиации, на нападки о причинах высокой аварийности в ВВС, вследствие расхлябанности лётного состава и попыток сокрытия аварийности, Рычагов резко ответил « … вы заставляете нас летать на гробах!».

Присутствовавший на совещании адмирал И.С. Исаков в мемуарах квалифицировал этот инцидент, как редкий случай проявления ярости Сталина. Исаков в разговоре с Константином Симоновым впоследствии сказал, что все в кабинете понимали, что эта реплика комбрига оскорбительна для Сталина, который много времени и сил уделял развитию авиации и считал себя в этой теме специалистом. Все ждали реакции вождя, который после недолгой паузы сказал 30-летнему Рычагову: «Вы не должны были так сказать» и добавил: «Заседание закрывается», после чего первым вышел из кабинета.

12 апреля 1941 года Рычагов был снят с должности. Из протокола: «1. Снять т. Рычагова с поста начальника ВВС Красной Армии и с поста заместителя наркома обороны, как недисциплинированного и не справившегося с обязанностью руководства ВВС».


После снятия с должности Рычагов был направлен на учёбу в Военную академию Генштаба. В этот период советскую военную авиацию начинает лихорадить.

10.05.41 г. был снят с должности командующий ВВС МВО генерал-лейтенант авиации Пумпур.

15.05.41 г. германский самолет Ю-52 вторгся в советское воздушное пространство. Миновав все посты противовоздушной обороны (ПВО) СССР, он пролетел по маршруту Минск — Москва и приземлился на Центральном аэродроме в Москве возле стадиона «Динамо». Это событие продемонстрировало низкую боеготовность советской ПВО и привело к волне арестов среди командования ПВО и ВВС. Началось с ареста генерал-лейтенанта авиации Пумпура...

Первый день войны застал супружескую чету Рычаговых на отдыхе в Сочинском санатории. Во второй половине дня они спешно взяли билеты на вечерний поезд в Москву. 24 июня на московском Курском вокзале (по другим данным, на вокзале в Туле) его попросили зайти к военному коменданту, где уже ожидали люди в штатском. Ордер на его арест был подписан Б. Кобуловым, без санкции прокурора. Само постановление на арест составлено лишь 27 июня 1941 г. Майор Нестеренко в шоковом состоянии отправилась по месту своей службы. Разберутся, думала она...

Марию Нестеренко «взяли» 26 июня 1941 года прямо на лётном поле Центрального аэродрома имени М. В. Фрунзе.

В своей книге «Герои без Золотых Звезд: Прокляты и забыты» историк Конев пишет, что поводом к аресту Рычагова стали показания его начальника, генерал-лейтенанта Якова Смушкевича. Под пытками он признался, что они высказывали «недовольство партией и правительством и договорились совместными усилиями срывать вооружение ВВС». В материалах дела имеются показания арестованного тогда же наркома оборонной промышленности Бориса Ванникова, который утверждал, что Рычагов ругал при нем Сталина «площадной бранью за вмешательство вождя в сугубо теоретические вопросы».

Бывший начальник Следственной части МВД СССР генерал-лейтенант Влодзимирский впоследствии уже сам на допросе 8 октября 1953 года рассказывал: «В моём кабинете действительно применялись меры физического воздействия… к Мерецкову, Рычагову, … Локтионову. Били арестованных резиновой палкой, и они при этом, естественно, стонали и охали. Я помню, что один раз сильно побили Рычагова, но он не дал никаких показаний, несмотря на избиение».

Свидетель Семёнов П. П. (по делу генерал-лейтенанта Влодзимирского) показал: «… В 1941 году, когда Влодзимирский занимал кабинет № 742, а я находился в приёмной, я был свидетелем избиения Влодзимирским арестованных… Локтионова, Рычагова и других. Избиение носило зверский характер. Арестованные, избиваемые резиновой дубинкой, ревели, стонали и лишались сознания».

Свидетель Болховитин А.А. дал следующие показания: «… На допросах, которые проводил я, Рычагов виновным себя во вражеской деятельности не признавал и давал показания об отдельных непартийных своих поступках. Влодзимирский всячески домогался от меня получения от Рычагова показаний с признанием им антисоветской деятельности, хотя убедительных и проверенных данных, изобличающих его, не было. По указанию Влодзимирского в начале июля 1941 года была проведена очная ставка между Смушкевичем и Рычаговым. До этой очной ставки Влодзимирский прислал ко мне в кабинет начальника первого отдела следчасти НКГБ СССР Зименкова и его заместителя Никитина. Никитин, по указанию Влодзимирского, в порядке «подготовки» Рычагова к очной ставке зверски избил Рычагова. Я помню, что Рычагов тут же заявил Никитину, что он теперь не лётчик, так как во время этого избиения ему перебили барабанную перепонку уха. После этого привели в мой кабинет Смушкевича и началась очная ставка. Смушкевич, судя по его виду, очевидно, неоднократно избивался. На следствии и на очной ставке давал невнятные показания о принадлежности Рычагова к военному заговору и об его шпионской деятельности. Рычагов же отрицал обвинение в шпионаже».

Лишь на третий день «допросов» Рычагов начал давать признательные показания. Следствие затягивалось, и из-за угрозы приближения немцев к Москве в ночь с 15 на 16 октября 1941 года центральный аппарат НКВД эвакуировался в Куйбышев. Туда же были вывезены и важнейшие подследственные.

На последнем допросе, который состоялся 25 октября 1941 г. уже в Куйбышеве, Рычагов заявил:

— Все мои показания — неправда. И то, что говорили обо мне другие, тоже неправда. Я не шпион и не заговорщик.

28.10.41 г. Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Рычагов был расстрелян в поселке Барбыш близ Куйбышева, на спецучастке УНКВД по Куйбышевской области, без суда, на основании предписания наркома внутренних дел Берия. Это предписание по личному поручению Берии в течение суток было подготовлено начальником следственной части по особо важным делам НКВД СССР Львом Влодзимирским, затем утверждено заместителем наркома внутренних дел СССР Богданом Кобуловым и согласовано с Прокурором СССР Виктором Бочковым. На основании этих согласований Лаврентий Берия и подписал распоряжение о расстреле указанных лиц.



«Предписание наркома внутренних дел СССР № 2756/Б сотруднику особых поручений спецгруппы НКВД СССР о расстреле 25 заключенных в г. Куйбышеве. 18 октября 1941 г.

С получением сего Вам предлагается выехать в г. Куйбышев и привести в исполнение приговор – высшую меру наказания (расстрелять) в отношении следующих заключенных…».

И далее приводятся фамилии 25 человек... Среди них: генерал-полковник Штерн Г.М. (начальник Главного управления ПВО Наркомата обороны СССР), генерал-полковник Локтионов А.Д. (командующий войсками Прибалтийского военного округа), генерал-майор артиллерии Савченко Г.К. (заместитель начальника Главного артиллерийского управления РККА), дивизионный инженер Сакриер И.Ф. (заместитель начальника вооружения и снабжения Главного управления ВВС РККА), полковник Засосов И.И. (председатель артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления РККА), генерал-майор авиации Володин П.С. (начальник штаба ВВС РККА), генерал-лейтенант авиации Проскуров И.И. (командующий ВВС 7-й армии), бригадный инженер Склизков С.О. (начальник Управления стрелового вооружения Главного артиллерийского управления РККА), генерал-лейтенант авиации Арженухин Ф.К. (начальник Военной академии командного и штурманского состава ВВС РККА), генерал-майор Каюков М.М. (генерал-адъютант при заместителе наркома обороны СССР) и другие.

Под номером 3 в списке значится генерал-лейтенант авиации Смушкевич Яков Владимирович (помощник начальника Генерального штаба РККА по авиации). Под номером 5 в списке 30-летний генерал-лейтенант авиации Рычагов Павел Васильевич. Под номером 19 31-летняя майор авиации, заместитель командира полка особого назначения Нестеренко Мария Петровна.

В обвинительном заключении майора Нестеренко значилось: «будучи любимой женой Рычагова не могла не знать об изменнической деятельности своего мужа».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1947 года Рычагов лишён звания Герой Советского Союза.

Чтобы быть полностью объективными, необходимо добавить, что уже в наше время муссируется мнение, что Рычагов пострадал заслуженно. «По вине Смушкевича и Рычагова в первую неделю войны была уничтожена на аэродромах практически вся авиация приграничных военных округов! Во время войны и за меньшее расстреливали...».

В книге воспоминаний Ветерана Великой отечественной войны, боевого товарища Рычагова, летчика-истребителя Дмитрия Пантелеевича Панова (1910–1994) «Русские на снегу» есть такой абзац: «Как известно мне, уж не знаю, правда ли, или наврали на Пашку, но причиной его ареста называется следующая. В 1940 году наша промышленность впервые выпустила партию модернизированных самолётов ДБ-ЗФ, дальних бомбардировщиков, форсированных. Рычагов принял решение направить их на Дальний Восток. Якобы его предупреждали о плохой погоде по маршруту, но он приказал лететь. Если полное обалдение от собственных успехов, все - таки вскружило ему голову, это было немудрено. У нас это случается нередко: только выбьется человек на верхушку, как начинает дурить. Но и не исключается, что из Пашки просто сделали козла отпущения, а приказы отдавал кто-то повыше, скажем сам Тимошенко. Да и возможно ли было предвидеть погоду на многотысячекилометровом сибирском маршруте? Наши отцы - командиры были мастера на всякие провокации. Во всяком случае, новые бомбардировщики ушли по маршруту, а в конечный пункт не прилетели. Они заблудились и, выработав горючее, попадали где-то в сибирской тайге. Уж не знаю, может быть наговаривают на Пашку, а может он вконец сдурел, но рассказывают, что когда ему предложили сообщить о случившемся министру обороны Тимошенко, чтобы организовать масштабные поиски и спасение членов экипажей, он ответил в том смысле, что, мол… с ними, раз не умеют летать. Экипажи погибли. Об этом доложили Сталину, который не любил, когда его любимчики хамили больше его самого. По слухам, Сталин приказал организовать широкомасштабные поиски и самолеты, пусть со значительным опозданием, но были обнаружены. Некоторые летчики вели дневники, в которых указывалось, что они были живы еще почти месяц и умерли с голоду, не дождавшись помощи».

Я не ставлю задачей в статье выяснение данного вопроса. Мнений много. Но мы должны опираться на правовые решения.

23 июля 1954 г. Генеральной прокуратурой СССР дело П. Рычагова было прекращено и он посмертно реабилитирован.

«Несмотря на отсутствие объективных доказательств виновности Рычагова в совершении тяжких государственных преступлений, он, в числе других 25 арестованных без суда был расстрелян по преступному предписанию Берия, а враги народа Кобулов и Влодзимирский в 1942 году задним числом сфальсифицировали заключение о расстреле Рычагова, заведомо ложно указав в нём, что предъявленное ему обвинение доказано. Дело Рычагова Павла Васильевича Прокуратурой СССР прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления и он посмертно реабилитирован. Генеральный прокурор СССР Р. Руденко».

Как судьба, реабилитацией честного имени Рычагова занимался непосредственно К.Е.Ворошилов. Который, вместе со Сталиным, в 1938 году рекомендовал его в партию...

В 1969 году генерал-лейтенанту авиации Рычагову возвращено звание Героя Советского Союза.

Боевой товарищ Рычагова Дмитрий Панов вспоминал: «Шум мотора трехтонки, заведенного для заглушения звука выстрелов и криков казнимых, был последний звук, который Пашка слышал в своей короткой, но бурной жизни. Лучше бы не было его головокружительной карьеры и слушал бы лихой пилот Пашка Рычагов, которому непосильной оказалась шапка Мономаха, только рев авиационных двигателей. Сколько пользы еще мог бы принести он в воздушных боях…».

Сегодня в Самаре в парке им. Юрия Гагарина, как раз на предполагаемом месте расстрела Рычагова стоит памятник жертвам политических репрессий. Скульптурная композиция «Спас» представляет собой образ человека, над головой которого терновый венец, переходящий в колючую проволоку. В глазах у человека — страдание и желание вырваться из пут. На гранитном постаменте памятника высечена надпись: «Жертвам политических репрессий 30-40 годов XX века». 


Фото: Комсомольская правда

Специально для «Блокнот Самара» Олег Иванец

Новости на Блoкнoт-Самара
история областиСталинВОВлётчик
2
1