Самара Вторник, 07 февраля
Общество, 19.01.2023 09:00

«Люди идиоты, и я тот же людь»: самарский художник Фрол Весёлый рассказал, почему его вдохновляют женщины

У него добрые глаза, заразительный смех и брутальная внешность. Он любит красивых женщин, ром и писать картины. Споры о его произведениях не утихают в художественном обществе: Самара никак не может смириться с творчеством мужчины, а обе столицы – давно его приняли и рады видеть. Но про себя он говорит открыто так: профессиональный тролль и быдло с Безымянки, который красит «тряпки».

Встречайте: Александр Фролов, более известный как Фрол Весёлый – экстравагантный самарский художник, скульптор и столяр. И продаёт свои работы, как он любит утверждать, за невменяемое бабло.


Фрол Весёлый – нетипичный художник

Тайна псевдонима

Как сказал Фрол, биография его обычная – среднестатистического гопника с Безымянки. То, что гопник – не скрывает, и добавляет: «Ещё какой!».

– Родился я в селе Усинское Сызранского района. Прожил там до 2 лет, потом переехали в Самару с родителями. Там учился, потом женился, после, в 30 лет решил стать художником, – рассказывает собеседник. – В семье в основном очень суровой были мама и бабушка. У нас по женской стезе все идут очень строгими. Не знаю, с чем это связано. Мама работала в секретке на авиационном заводе, а папа – военным лётчиком. Родителей в детстве видел мало, особенно папу – он приезжал пару раз в год, в отпуск. Папу мы ждали как праздник.

А ещё у Фрола есть младшая сестра. Как он говорит: у неё есть мозги, а у него – красота. Вот так они распределились.

– Сейчас младшая сестра работает в школе. Она сисадмин, заодно оператор и ещё главная в команде по робототехнике среди школьников – тренер. Информатику преподаёт.


Фрол со своим отцом

Фрол – дислексик, потому учёба в школе давалась ему нелегко. По русскому языку всегда ставили двойки. Но и с точными науками художник тоже не дружил. Если учитель не объяснит математику, то всё – беда. Добавлялось к низким оценкам в дневнике и поведение – Фрол всё время получал неуд.

– У меня до сих пор куча ошибок. На мои посты с множеством ошибок страшно смотреть, но при этом свои ошибки в текстах я не замечаю, просто их не вижу, – признаётся художник. – С точными науками возникали сложности. Если мне не объяснят, то я не пойму... До 8 класса у нас был один преподаватель математики. С ним я всегда четвёрку имел, но потом он ушёл. Нового учителя я не понимал и в итоге скатился на двойки.

Любимыми предметами были биология, химия и история. А последний нравится до сих пор – слушает различные лекции, особенно во время работы. Как рассказывает Фрол, у него хорошая память, потому гуманитарные и естественные науки давались легко.


Красный – не редкий цвет в картинах

По образованию Фрол – мастер производства художественной мебели и юрист.

– Столярку я до сих пор не бросаю. Ко мне периодически залетают люди, которым надо какие-нибудь рестораны оформить. У меня есть очень хороший мой заказчик – Илья. У него весь дом из мною сделанной мебели, за исключением кухни, которую он купил в Икее. Так у него ещё на каждой стене по моей картине. Я прикалывался, что в Самаре есть не только дом со слонами, но и дом с Фролами. Это вот дом с Фролами на берегу Волги, там – красота.

Но кем только ещё не работал художник. Был опыт и в кураторстве, и в реставрации. О последнем мужчина отзывается с особым теплом.

– Я с 2013 два года работал в Литературном музее реставратором, но работы было мало. Во-первых, квалификация не моя, а во-вторых, было недофинансирование. Поэтому работал я в основном декоратором. Декора вышло очень много, последнюю мою декорацию продали года 2-3 назад, –рассказывает Фрол. – Хороший коллектив был. Людмила Михайловна (Савченко – директор литературного музея. – Прим. ред.) имела на людей какую-то очень здоровскую чуйку и отлично их раскрывала. За это ей прям большой респект. До сих пор люблю её. Было очень весело. На мой взгляд, тогда был расцвет художественного музея, мы сделали тогда две громадные выставки: «Поэтические машины» и «Приключения с Буратино».


Фрол любит животных

А в качестве куратора он получил свой первый опыт в 2009 году в самарском «Арт-Центре». Неожиданно один из клиентов предложил Фролу провести выставку. Время было тяжёлое, с зарплатами беда, а тут дают хорошую работу – было грех не согласиться.

– Я тогда сильно удивился. Сделал выставку за две недели, были сложности с художниками, приходилось проявлять смекалку. Так это ещё в помещении, мимо которого мы ходили с супругой, и я каждый раз говорил: «Блин, вот в этом помещении сделать бы выставку». И тут такой – бац!  Все желания сбываются. Будьте осторожны в своих желаниях! Тогда я стал известен как куратор.

Сейчас Фрол работает художником и столяром, принимает заказы у себя в мастерской. Рисовать любил с детства, но о художественной школе в Самаре, признаётся, не знал. В 30 лет его детскую искру в глазах зажёг друг-художник, с которым работал вместе в охране. Он так вдохновлённо рассказывал о своих художественных поездках, что Фрол не удержался и попросил его показать основы.

– Он мне показал пару уроков, а потом я начал сам: скупал всю литературу, обучался по самоучебникам. Походил где-то месяц в художественную школу, понял весь процесс. С этого и началось. Потом мне это всё понравилось.


Весёлый Фрол и правда весёлый

На тот момент Фрол уже был трижды женат. Супруга не сразу оценила желание мужа стать художником, но в последствии сильно повлияла на его художественный путь. Она была опорой, поддержкой и… филологом. А к филологам у Фрола особенно трепетные чувства. Как он считает, они лезут не в своё дело, захватили художественную сцену в Самаре, при этом ничего не смыслят в ней.

Но жена была исключением, он всегда прислушивался к её критике. 

– Она филолог, но у неё ещё высшее художественное образование. Она на меня очень сильно повлияла. Первые мои работы, где-то до 2009-2010 года – это я набрасывал, а жена выводила детали. То, что я ушёл от экспрессионизма в более такую реалистичность – это её заслуга. Она один из немногих людей, которые на меня повлиял очень сильно.


Фролу нет никакого дела до передачи каких-то смыслов через свои работы

Родители к новому увлечению сына отнеслись положительно. Отец, правда, долгое время прикалывался, а мама сказала такое, от чего сейчас Фролу по-доброму смешно.

– Мама сказала прекрасную фразу: «Ну, по крайней мере он не дерётся, перестал бить людей. Делай, что хочешь, только чтоб нас ментовка не таскала». Да, мама отреагировала так, – смеётся художник. – Я свой псевдоним взял такой, чтобы не обидеть родителей. Я их очень люблю. Они были в процессе развода, а я в то время понимал, что не хочу быть тем человеком, каким был до этого. Меня всю жизнь звали Фролом, а Весёлая – это девичья фамилия матери. Вот так и вышло – Фрол Весёлый.

Вокруг своего псевдонима художник никогда не делал какой-то таинственности. Но находятся люди, которые гордятся тем, что знают его настоящее имя. Это мастера сильно забавляет: «Неужели вы хотите быть ближе ко мне, чем я есть?».


Фрол критикует свои работы жёстче, чем все его критики вместе взятые

Стремление к идеалу

Себя художником Фрол едва ли признаёт. Скорее – ощущает самозванцем. Но тем не менее Фролу абсолютно плевать на чужое мнение. Работы продаются за крупные суммы, а таланты-самарцы по-особенному веселят. Они называют его халявщиком, отказывают в проектах и стараются не контактировать.

– Меня до сих пор не воспринимают как художника именно самарские художники. То есть питерские и московские академии художеств меня приняли, а самарские – нет. Я для них какая-то выскочка с Безымянки, которая рисует какую-то фигню. Периодически кто-то выступает на стене, в том же «ВКонтакте», со словами: «Фрол – ты халявщик». Я так поржал! – смеётся весёлый мастер. – На своём творческом пути я встречал все препятствия, какие только возможно было. Просто я – мордва настырная, и буду продавливать до тех пор, пока не продавлю.

И Фрол пишет картины, ездит по городам и оформляет свои выставки. Он особенно гордится тремя экспозициями: «Единороги Поволжья», «Нефть» и «Город Солнца». Последняя – одна из самых больших серий и особенно зашла аудитории: работы продались настолько быстро, что после выставлять повторно было уже нечего.


Работа выставки «Единороги Поволжья»

–  Эта серия работ про курьеров, вдохновение пришло, когда я жил в Москве. Тогда был локдаун, на улицу выходить нельзя, только если до магазинов. Я выхожу на проспект, а на улице никого. Только вот эти жёлтые человечки с рюкзаками, будто цивилизация погибла, остались только они. Тогда ещё вспомнил аналогию с офенями (на Руси – торговцы, продававшие мелочи по деревням. – Прим. ред.). Мне это очень понравилось. И я подумал, что курьеры как предтечи новой цивилизации: все сидят по домам, такие инкапсулированные, а жёлтые человечки как передачи такого людского тепла, – рассказывает художник. – Это очень большая серия, там, по-моему, около 40 работ. Может, чуть больше. Но работы очень быстро разлетелись. У меня осталось 2-3 картинки с этой серии, которые я просто сам не хотел продавать. Обычно я выставляю за невменяемое бабло.


Экспозиция «Город Солнца» особенно зашла аудитории


Работа выставки «Город Солнца»

Фрол не только себе делает холсты, но и другим художникам. Почему бы и нет, когда рукастый мастер? Но свои холсты он пренебрежительно называет тряпками.

– Потому что холст – это тряпка, которая раскрашена. Я не выдумываю о себе историю о том, что я такой великий художник, который работает на вечность. Нет, я тряпки крашу и продаю.

Свои произведения Фрол в соцсетях называет «картинками невиданной мощи и безумной красоты». Самая дорогая живопись была продана за 350 тысяч, а скульптура – за миллион. Вот поэтому и невменяемое бабло.

– Почему невменяемое? Потому что невменяемое! Я не понимаю, как можно покупать раскрашенную тряпку за 300 тысяч, чтобы повесить на стену. Вот у меня сегодня приехала барышня, купила две работы – каждую по 60 тысяч. Ну зачем? Это же нельзя съесть, нельзя заложить в ломбард. Что ты с ними сделаешь? Только украсить квартиру, всё.


Работа выставки «Нефть»

Но на каждого творца найдётся свой коллекционер. И у Фрола есть постоянные клиенты, которые не раз готовы покупать произведения за огромную сумму. Некоторые заказчики находят художника даже на улице.

– Есть один момент вот про таких странных заказчиков. Шёл я как-то из магазина, в ушах – наушники, разговаривал с кем-то. После выключаю и слышу: «Мужчина, мужчина, вы мне нужны!» Я оборачиваюсь и смотрю – какая-то барышня на велосипеде. Я не понял, спрашиваю, точно ли я. Она в ответ: «Да, вы Фрол Весёлый?». Я удивился, меня к тому времени уже год как не было в Самаре! – рассказывает художник и смеётся. – Она с мужем хотела у меня картинки заказать, нужен был триптих. Такие вот бывают заказы.

Работы Фрола можно увидеть во многих заведениях Самары, в питерском музее «Эрарта» и у некоторых ценителей весёлого искусства.

– У меня самые большие коллекции находятся в основном в Питере. Там есть, наверное, три человека, которые мои картинки просто собирают. У них где-то штук по 30 моих работ. В Самаре, наверное, большая коллекция – это примерно 25 картинок у одного человека. И есть ещё один – супруг женщины, которая звала меня «Мужчина, мужчина, вы мне нужны». Вот у него, по-моему, штук 12 работ, – делится собеседник. – А ещё в Москве есть барышня, которая коллекционирует мои работы. У неё тоже, наверное, штук 30 или около того.


Картина Фрола висит на стене квартиры

Фрол не хочет показаться пафосным, но красить «тряпки» для него – это жизнь.  Счастье охватывает художника, когда он пишет очередную картину.

– Я живу этим. Мне нравится то, что я делаю и как я делаю. Не всякий раз, но в большинстве случаев, – признаётся художник. – Я люблю рисовать, люблю смотреть, как краска течёт, как она смешивается между собой. Ну это же классно.

Художник не любит писать картины при людях. Во-первых, он стесняется. Во-вторых, включает на всю мощностью музыку и отдаётся атмосфере – танцует. И его очень пугает, когда кто-то неожиданно заходит в мастерскую. А людей с натуры он рисует лишь по фотографии.

–  С натуры рисую редко, меня очень нервирует, когда кто-то посторонний находится, когда я рисую. Потому что до сих пор не уверен в себе – не такой уж я профессионал. И мне с натурой ещё рисовать... Я её что, буду держать месяц в одной и той же позе? Конечно, проще сфотографировать, как я хочу и как мне надо. Ню я тоже бывает рисую, конечно, с фотографии. Сам я очень редко прошу, обычно девушки сами предлагают.


Картины художника приманивают взгляд

Одна работа может занимать время от 15 минут до месяца. Всё зависит от настроения. Фролу надо либо разозлиться, либо влюбиться – и тогда сразу появятся идеи. И последнее играет немаловажную роль. Именно любовь вдохновляет художника на новые свершения.

–  Так получилось, что я расстался с двумя самыми красивыми, самыми любимыми женщинами. И сейчас пребываю в депрессии. За 2022 год, может, картин 100 набралось, хотя обычно – 300 в год. В 2021 году у меня было 716 работ. А тут, блин, 100... Вообще провал! – не скрывает собеседник. –  Меня, чтобы заставить что-то делать, надо очень сильно разозлить. Либо вдохновить. Как обычно – люди идиоты. Не знают сами, чего хотят. Вот я тот же самый людь.


Фрол Весёлый: «Я их, конечно, люблю, но, блин, люди идиоты»

Фрол стремится к идеалу, а идеал – это барышни. Они для экстравагантного мастера настоящие богини. А ещё любимый завтрак – художник не упустит возможности «полакомиться».

–  У меня был такой хештэг «Утро художника» – ходил по всяким заведениям и фоткался с красивыми барышнями. Моя бывшая, когда начали встречаться, сказала, что «Утро художника» – это только её хештэг. Я согласился, даже завёл свой отдельный инстаграм под «Утро художника», всё для Дарьи Викторовны. Мы расстались, но обещание сдержал – я же владелец своего слова. Так появился новый тег – «Завтрак художника».


Завтрак художника

Со своими бывшими жёнами Фрол поддерживает хорошие отношения. А также старается видеться с детьми. Младшая дочь Маша – тоже творческой растёт, увлекается музыкой, поэтому Весёлый Фрол купил ей гитару. 


Фрол со своей дочкой Машей

Есть и продолжатель художественного пути – 14-летняя Варя.

– У неё очень классные комиксы получаются, отличная графика. Я считаю, что она реально продолжатель моего дела. Вот если она будет такая же наглая как я, то вполне возможно, – отмечает художник.


Творчество дочки Вари

Фрол создал коллектив «Славные ублюдки» или же «Самарская школа дерзкой живописи», в котором состоят четверо самарских художников. Барышня Анастасия Аверьянова даже комикс нарисовала про свою творческую компанию, а Фрол помогал с текстом. Но в основном, отвечает за работу школы сам Весёлый Фрол. Каждый желающий может прийти, узнать основы от художника и создать своё собственное произведение. А если повезёт, то даже продать.


Комикс «Славные ублюдки», автор Анастасия Аверьянова

Специально для «Блокнот-Самара» Анастасия Хряпкина

Новости на Блoкнoт-Самара
Самаралица города
0
0
<--script src='https://ru.viadata.store/tag/load.js?sid=105726' defer charset='UTF-8' >
s8