Самара Вторник, 18 июня
Общество, 04.06.2024 09:57

Итоги работы Дмитрия Азарова с точки зрения общественных активистов

Зампредседателя самарского Центра общественного взаимодействия Андрей Ишмуратов – о том, как страх потерять должность стал корнем всех проблем

«Эпитафия» на уход Дмитрия Азарова

Последний день весны самарцам запомнится, конечно, тем, что после семи лет работы губернатор Самарской области Дмитрий Азаров ушёл в отставку.

Когда он покидал пост мэра Самары, в последний или предпоследний день он пытался собрать сторонников, чтобы попросить не бросать работу, и пообещать продолжить трудиться на благо Самары. Кстати, что-то похожее сделал и его предшественник – Николай Меркушкин в свой последний день. В этот раз он никого не собрал. Деле в том, что собирать-то некого. На сегодняшний день у него просто не осталось искренних сторонников.

Чуть раньше то же самое мы наблюдали с бывшим главой областного правительства Виктором Кудряшовым – его травили в социальных сетях (где обосновано, а где и нет), никто за него не вступился, и его арест не вызвал ничьих сожалений. По той же причине – сторонников не осталось, одни бизнес-партнеры и «миньоны».

Жанр своеобразной эпитафии непростой. Всегда найдутся те, кто скажут: чего же ты раньше это не писал? Да я писал об этом уже несколько лет, только кому это было интересно? Могут сказать, что это личное или я хочу свести счёты, или выслужиться перед преемником. Но на самом деле у меня нет никаких претензий к Азарову лично как к человеку. Собственно, мы и не так уж знакомы. Он для нас делал только то, что входило бы в его обязанности, – не более.

Зачем тогда об этом писать? Вы знаете, для истории. Краеведы будущего, изучающие нашу эпоху, вряд ли будут сидеть в библиотеках. Наверное, они будут сетевыми сталкерами, собирающими по крупицам материалы в древних даталинках. Надеясь, что они оценят мою заботу о них: я подвёл итоги работы Дмитрий Азарова.

Не похож на других чиновников

Помню, когда впервые увидел его, тогда ещё мэра, в живую. Это сильное впечатление, он был не похож на других чиновников. Собранный, активный, доступный, открытый и предельно честный, старающийся вникнуть в суть вопроса. Он спокойно проводил встречи, куда могли прийти все желающие, мог просто так пройти по улице. А самое главное, он не пытался – убегать или прятаться от проблем или их не замечать. Он, наоборот, искал их, шёл им навстречу: что сегодня мы делаем не так, где сегодня можно улучшить? Признаюсь, это очень подкупало. И команда в основном тоже старалась.

Когда он вернулся, казалось, всё будет так же, и мы сейчас возьмёмся и решим все застарелые проблемы, я помню в своём первом послании он сказал: «У нас есть всё, чтобы быть первыми». У большинства были такие же ожидания, как же потом жестоко мы все разочаруемся. И хотя некоторые «звоночки» были и тогда, всё равно невозможно не удивляться: как же он так сильно и бесповоротно забронзовел?

Говорят, чтобы стать экспертом, нужно 10 тысяч часов практики. Я занимаюсь общественной работой – даже дольше, я взаимодействовал с сотнями чиновников, и, неплохо в этом разобрался.  Кажется, я знаю в чём дело.

Он получил то, что хотел. Стал главным на своей родной земле. Как и всё, что получено большой ценой, он стал очень ценить свою должность. Увы – слишком сильно.

Отсюда, я думаю, все те когнитивные искажения, которые вызвали последующие ошибки. Напомню, мы не оцениваем личные качества Азарова, только как должностного лица. В чём основные обязанности губернатора? Вкратце, это кадровые назначения, принятие сложных решений и медиация интересов социальных групп. Попробую показать, что получается, если слишком упорно держаться за должность.

Дмитрий Азаров на фоне отреставрированного Дворца спорта в Самаре. Фото: Дмитрий Азаров, «Вконтакте»
Дмитрий Азаров на фоне отреставрированного Дворца спорта в Самаре. Фото: Дмитрий Азаров, "Вконтакте"

1. Боязнь конкуренции

Первые подозрения, что что-то пошло не так, у меня возникли после переназначения министра транспорта Самарской области Ивана Пивкина. Казалось бы, наиболее одиозный чиновник прошлой команды, к которому в обществе больше всего претензий. Редко какой другой человек вызывает такую неприязнь в профессиональном сообществе. Плачевные результаты работы говорят сами за себя: посмотрите на дороги, на междугородние перевозки. Полный провал, нет ни одной нормальной дороги. Это даже дорогами назвать нельзя, скорее – асфальтовые поля. Вдоль построенных при Пивкине дорог и 10 метров пройти невозможно, чтобы так что-то не разваливалось, чтобы не было брака и нарушений. Зачем было его оставлять?

Потом Елена Лапушкина, мэр Самары. Уже через полгода её работы все увидели, что она «не тянет». Подчиненные даже раньше поняли, что можно ничего не делать, главное отболтаться, а Елена Владимировна всё примет. Как говорится: «этот кучер погонять не будет». За всё время, она, по-моему, вообще никого не уволила. Именно Лапушкину губернатору следует благодарить за половину всех претензий, которые к нему предъявляют. Почему было сразу не сменить её, когда стало ясно, что она не справляется с управлением городом?

Ну а потом и вовсе пошёл перманентный кадровый кризис. Кажется, у нас не было ни дня, когда областное правительство было бы полностью сформировано. Постоянная чехарда, всё время сплошные ИО. Если я не ошибаюсь, за все семь лет в УГООКН, например, так и не было назначено руководителя. Казалось бы, неужели в трёхмиллионной области нет толковых людей?

Всему этому есть простое объяснение. Страх потерять должность заставляет бояться любых конкурентов. Поэтому нужно назначать людей, которые никогда и не при каких обстоятельствах ими не станут. Вы можете представить губернатором Пивкина, Беняна (Армен Бенян – врио министра здравоохранения Самарской области. – Прим. ред.), Лапушкину или Василенко (Владимир Василенко – министр энергетики и ЖКХ Самарской области. – Прим. ред.)? Всё это люди или нехаризматичные, либо с компроматом, либо далеко не компетентные, или же абсолютно чуждые по происхождению и биографии. Вы не увидите вокруг Азарова молодых политиков. Разве что Бурцева (бывший министр молодёжной политики Самарской области, стал участником скандала. – Прим. ред.), но там тоже есть нюанс. Всех, кто был до него, типа Нуждина (Вадим Нуждин – один из сопредседателей самарского штаба ОНФ. – Прим. ред.) или Стадникова (Виталий Стадников – бывший главный архитектор Самары, советник губернатора. – Прим. ред.), – постепенно выдавили.

В принципе, стратегия оправданная, но есть одна проблема. Если выбирать подчинённых по такому критерию, то окажется, что они неспособны решительно ни к какой продуктивной деятельности. Сколько им не поручай «разобраться», они всё равно в следующий раз только и сделают, что расскажут, почему они не смогли. 

Дмитрий Азаров не раз выезжал в зону СВО. Фото: Дмитрий Азаров, «Вконтакте»
Дмитрий Азаров не раз выезжал в зону СВО. Фото: Дмитрий Азаров, "Вконтакте"

2. Управленческая абулия (неспособность принять решение) и «чайка-менеджмент»

Следующей весьма характерной для всего периода руководства Азарова проблемой стал управленческий паралич.

В чём вообще состоит работа губернатора? Как вы её представляли? Вы думаете, он решает, куда потратить деньги, какие подписать документы, что построить и т.д.? Нет конечно, да это невозможно в принципе. Всё это решают компетентные профильные специалисты и руководители. Любое решение власти облекается в форму документа, проходит согласование и утверждение. И очень часто происходит столкновение ведомственных позиций. Например, Минстрой хочет больше квадратных метров и строить в центре, а управление культурного наследия хочет сохранить историческую среду. Таких вопросов – уйма каждый день. И основную часть времени у губернатора занимает поток встреч и совещаний для их решения. По сути дела – в этом и есть работа губернатора – принятие сложных решений в условиях столкновения ведомственных позиций. Именно за этим решением идут к губернатору.

Однако страх потерять должность всё меняет. Ведь принимая решение, можно допустить ошибку, а за ошибку – могут и снять. Поэтому напрашивается другая стратегия: перекладывать все решения на заместителей. Всё это хорошо, но только надо понимать, что заместители не обладают необходимой властью, авторитетом и полномочиями и всё равно не смогут принимать решения как губернатор.

Поэтому правление Азарова характеризовалось хроническим самоустранением от принятия важных решений. Самый частый результат по итогам совещания заключался в том, что надо посовещаться ещё раз. Острейшие проблемы порой откладывались годами. Под конец это и вовсе стало похоже на «чайка-менеджмент». Подчинённые что-то решили, главный вдруг появился, всех отругал, всё отменил, ничего сам не решил и опять улетел.

Однако надо понимать, что, проблема, которую вы не решили –  никуда не денется. Она обязательно вернётся, только в следующий раз она будет сильнее, а вы – слабее.

Весьма характерная иллюстрация – это транспортная сфера. Из года в год ситуация только ухудшается, жалобы всё сильнее. Лекарство от этой болезни хорошо известно – это стандартная транспортная реформа, которую провели все крупные города: от Москвы до Челябинска, даже такие небольшие города, как Тула и Белгород всё сделали. Этот набор мер вкратце: использование больших автобусов с оплатой перевозчику за пробег, выделенные полосы и обособление трамвая, платная парковка, тарифное меню с бесплатной пересадкой. Собственно, это вообще не дискуссионный вопрос в экспертном сообществе. Все знают, что это единственное решение, всё остальное не работает. Известно, разумеется, это и Азарову, и всем остальным ответственным чиновникам, а я обсуждал этот вопрос на всех уровнях – нет никого, кто выступал бы против. И везде одно – «мы не можем согласовать и прийти к консенсусу, а губернатор не берётся ничего решить».

И то же самое во всех других отраслях. Надо ли говорить, что если делать то же самое, что и раньше, то и результат будет тот же самый. Чтобы получить другой результат – нужно что-то делать по-другому. Именно в этой инерции кроется причина, почему Азарову так и не удалось решить ни одну из ключевых проблем: транспорт, застройка, сетевая инфраструктура, историческое поселение.

Хорошо известно: люди готовы простить руководителю ошибки. Но не прощают бездействие. Когда люди думают: «Ну сделай же наконец что-нибудь, сколько можно требовать «разобраться», они перестают видеть в чиновнике лидера. Трудно найти лучшее средство против популярности.

Завершается масштабная стройка моста через Волгу. Фото: правительство Самарской области
Завершается масштабная стройка моста через Волгу. Фото: правительство Самарской области

3. Покупка популярности

Я думаю, невысокая популярность в народе не была для Дмитрия Азарова секретом («А как же выборы», – спросите вы? Ну так результат не удивителен при очевидно слабых противниках) и едва ли он верил докладам своих пиарщиков. После 2019 года он стал реже появляться на публике, встречаться с людьми, участвовать в мероприятиях, да даже в социальных сетях перестал появляться сам, видимо, прекрасно понимал, что похвалы от людей не услышит.

Однако, если не удалось приобрести искреннюю любовь, популярность можно купить, хотя бы на какое-то время. Популярность у широких слоёв покупалась за льготы и пособия. У элиты – за многочисленные государственно-частные партнерства. Среди чиновников и окружения – созданием бесконечных тёплых мест во всевозможных центрах мирового уровня, проектных офисах, корпорациях развития, агентствах эффективных технологий, которым все уже потеряли счёт. По сути дела, это, конечно, политическая взятка избирателям, элитам и окружению от непопулярного руководителя, которого поддерживают не потому, что разделяют его взгляды и одобряют его политику, а потому, что что-то от него получают.

Вроде бы и нашим и вашим, всем хорошо? Проблема только в бюджете.

Когда вы даёте сотне-другой тысяч получателей льготу рублей на триста, даже для беднейших категорий населения вы никак заметно не улучшите жизнь. Зато бюджет теряет на этом миллиарды. Которые можно было бы направить на транспорт, ЖКХ, здравоохранение, и результаты этих затрат дали бы заметное улучшение качества жизни. Условно, вы построили ливнёвку, дорогу перестало размывать, она дольше прослужит – вот и отдача. Такие расходы –  это инвестиции, которые пусть не все, не сразу и не напрямую, но окупаются. Дают в перспективе рост доходов, снижение расходов или повышение качества жизни. А просто раздавать подачки – это чистое проедание. Этим наши расходы принципиально отличаются от модели того же Татарстана.

А что с доходами? Тут тоже плохо. Проблема ведь не в том, что раздавать концессии своим приближённым – так-то не комильфо. Проблема в том, что такие структуры поставлены в нерыночные условия. И вместо того, чтобы служить дойной коровой, приносить прибыль, налоги, инвестиции, напротив, ложатся тяжелым бременем на экономику в виде завышенных цен и тарифов, а затем и вовсе требуют от бюджета всё новых и новых субсидий.

Получается, расходы бюджета растут, доходам вырасти неоткуда (если все деньги проедать и не инвестировать), возникает дыра, растёт долг. А это вызывает недовольство федерального центра. Надо быть очень наивным человеком, чтобы не понимать, что центру нужны регионы с сошкой, и вечным дотационным просителям там не рады.

Как видим, чрезмерная привязанность к должности привела в конечном счёте к тяжёлому управленческому кризису. Нельзя сказать, что Азаров не делал ничего хорошего или что город вообще не развивался. Многое делалось. Но всё это обычно реакция на возникающие проблемы. Никакой долгосрочной стратегии. Увы, область в целом продолжила движение по инерции – он ничего не смог изменить. Другие регионы, в отличие от нас, не топтались на месте, а все эти семь лет активно развивались, и Самара из относительно передового города сейчас стала одним из самых отсталых.

Дмитрий Азаров во время приёма граждан. Фото: правительство Самарской области
Дмитрий Азаров во время приёма граждан. Фото: правительство Самарской области

Итог семи лет работы Дмитрия Азарова

В результате Самарская область находится в негативной спирали – из-за проблем в экономике и состояния города, в котором некомфортно жить, люди, преимущественно молодые, уезжают, увозя с собой свои таланты, экономическую активность и демографический потенциал Самарской области. Из-за этого, состояние экономики, а затем и городской среды стремительно ухудшается, вследствие чего всё больше людей уезжает. Если то, что называется «стратегией лидерства Дмитрия Азарова», продолжится, то Самара перестанет быть важным и значимым для страны регионом, став середнячком. Собственно, мы по основным показателям уже скатились в конец второго десятка.

Главная цель, стоящая перед новым губернатором, очевидна – переломить эту динамику, выйти из негативной спирали. Это будет сложно, потому что сейчас в Самару многие уже не верят. Поэтому нужно безотлагательно принимать максимально жёсткие меры, это в первую очередь изменение похода к застройке города, транспортная реформа, очистка города от бродячих собак, пересмотр всех концессий и «государственно-частных партнёрств», полное переформатирование работы с инфраструктурой, инвестициями и инновациями, жесткая ревизия всех долгостроев. Паразитирующие на бюджете, тарифах, непонятно как полученном имуществе элиты должны вносить посильный вклад в развитие области, а с теми, кто это не делает – должен быть совсем другой разговор, и здесь мы видим правильные прецеденты в той же Челябинской области.

Пожелаем Вячеславу Андреевичу в этом удачи, и надеюсь, он будет выбирать кадры, не боясь, что кто-то окажется сильнее и умнее, не будет пасовать перед трудными решениями и не станет заниматься популизмом или ублаготворением элит.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Новости на Блoкнoт-Самара
Дмитрий АзаровСамараСамарская областьАндрей Ишмуратовобщественник
3
0